Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Штыки чай найдутся. Знаменательные даты.

A6gDI5wBw0M
В конце зимы 1831 года, Эдгар Аллан По, отучившись в Вест-Пойнте полгода, решил. что с него хватит ибо он до этого три года оттрубил по контракту и армии наелся по самое не могу, а тут ещё с отчимом вдребезги разругался и тот помогать ему оставить учёбу не захотел. Ну пришлось по обычной схеме действовать Эдгару Аллану - то бишь не выполнять приказаний, не ходить на построения и не выходить в караулы, что и привело, естественно, к скорому военному суду, приговором которого было увольнение этакого безобразника из кузницы офицерских кадров, чего собственно и надо было Эдгару Аллану.
Так вот, сегодня ровно 189 лет со дня его долгожданного вымученного дембеля! С чем всех и поздравляю, значить. Кстати, к тому времени По был автором трёх изданных сборников стихотворений.


Панк как он есть. Примеры и поучения.

RCH23012012002
Y22022017001.jpg_703159875
"Когда распространился слух, что Филипп приближается, на коринфян напал ужас, и все принялись за дело: кто готовил оружие, кто таскал камни, кто исправлял стену, кто укрепил на ней зубцы, — каждый приносил какую-нибудь пользу. Диоген, видя это и не зная, за что бы взяться, так как никто совершенно не пользовался его услугами, подпоясал свое рубище и стал усерднейшим образом катать взад и вперед по Крании глиняный сосуд, в котором он тогда жил.6) На вопрос кого-то из знакомых: «Что это ты делаешь, Диоген?» — он отвечал: «Катаю мой глиняный сосуд, чтобы не казалось, будто я один бездельничаю, когда столько людей работает»." (C)
Лукиан Самосатский. Как следует писать историю // Сочинения / Общая редакция А. И. Зайцева. — СПб.: Алетейя, 2001. — Т. 2. — (Античная библиотека. Античная литература). — ISBN 5-89329-314-2
http://annales.info/ant_lit/lukian/history.htm
Иллюстрации: "Morpheus" и "Диоген" Алексея Чижова

(no subject)

Умер Константин Крылов. Мой ровесник. Кто знает, кто это - тот знает. У меня нет слов. Я очень ценил его во всех ипостасях, но особенно как писателя Михаила Харитонова. Теперь его "Золотой ключ" навсегда останется недописан. Он считал себя зороастрийцем, пусть пламя его души горит вечно.
square_1280_c872b15789c65dd6af1afbb5d306c7e3

Кузнецов of the day.

fog_1928982_960_720

Юрий Поликарпович понимал дарк как никто.


Я пил из черепа отца
За правду на земле,
За сказку русского лица
И верный путь во мгле.

Вставали солнце и луна
И чокались со мной.
И повторял я имена,
Забытые землёй.

1977 год

Знаменитые цитаты о России – фейк или не фейк?

Ваш результат 9 из 10
«Желудок просвещенного человека имеет лучшие качества доброго сердца», – писал Александр Пушкин. И действительно ведь писал, имея в виду чувствительность и благодарность. Наверняка вам известно и об этом тоже. Вы разбираетесь в вымышленных цитатах так, будто сами их фабрикуете.
Знаменитые цитаты о России – фейк или не фейк?

Иногда они возвращаются.

Лет десять не сталкивался с дурачком Паргентумом, просто перестав бывать в местах, кои он посещает. Из чисто гигиенических соображений. Тут ненароком столкнулся, вспомнил кто это и что это, забанил, конечно, на веки вечные вкупе с неким приблудившимся и дружественным Паргентуму мутантом Азиопиком. Заодно вспомнил, кого мне напоминают все эти увлечённые сетевые многолетние борцы с кровавым режимом и проклятой рашкой, в этой самой рашке благополучно обретающиеся, получающие деньги благодаря существованию этого клятого ими режима, не встающие у них колом в глотках, естественно.
Был такой в Педагогической поэме Макаренко персонаж Ужиков.
Так вот его характеристика от другого персонажа Лаптя идеально, на мой взгляд, подходит ко всем этим сетевым борцунам:
"— Из этого дурака можно всяких вещей наделать: оглобли, ложки, корыта, лопаты. А он воображает, что он уркаган!" (c)
  • Current Music
    нет никакой

Лазарчуку - 61!

Одному из самых интересных писателей современности Андрею Геннадьевичу Лазарчуку сегодня 61 год. Поздравляю и желаю здоровья, удачи и дальнейших успехов на ниве писания прекрасных книг!
"- Помнишь, ты говорил как-то, что верующие считают, будто Бог создал окаменелости, когда творил мир, чтобы у людей возникла иллюзия бесконечного прошлого? А не кажется ли тебе, что сейчас мы разглядываем некую окаменелость, которая призвана создать иллюзию бесконечного будущего? А на самом деле...
Человек у окна заинтересованно обернулся, и Аннабель с ужасом узнала его..." (c)
http://fan.lib.ru/l/lazarchuk_a_g/text_0110.shtml
3PcWNvoYjE8
  • Current Music
    звучит

Поэзия зрелых исканий

Стихотворцы люди и потому
Пьют, врут, хвастают, предают
Острее может быть чувствуют
Сердце предпочитая уму
торжествуют страдают буйствуют
но перья их ведёт абсолют
и стихи оправданье всему (я)

Бахыт Кенжеев

*******
Перепевы нищей крови, рта несытого
расчёт –
кроме смерти и любови, что нас к
Господу влечёт?
Бремя страсти по нечётным, а по чётным
дням – распад,
по заслугам и, почёт нам, и других,
увы, наград
не бывает, оттого что остывает в кружке
чай,
слишком медленная почта, слишком долгая
печаль...
и дорогой скучной, зимней донимают
поделом
переливы крови дымной, снежный всполох
за углом
********

Сергей Гандлевский

********
Картина мира, милая уму: писатель сочиняет про
Муму; шоферы колесят по всей земле со Сталиным
на лобовом стекле; любимец телевиденья чабан каст-
рирует козла во весь экран; агукая, играючи, шутя,
мать пестует щекастое дитя. Сдается мне, согражда-
нам не лень усердствовать. В трудах проходит день,
а к полночи созреет в аккурат мажорный гимн, как
некий виноград.
Бог в помощь всем. Но мой физкультпривет писа-
телю. Писатель (он поэт), несносных наблюдений вир-
туоз, сквозь окна видит бледный лес берез, вникая в
смысл житейских передряг, причуд, коллизий. Вроде
бы пустяк по имени хандра, и во врачах нет надо-
бности, но и в мелочах видна утечка жизни. Невзна-
чай он адрес свой забудет или чай на рукопись про-
льет, то вообще купает галстук бархатный в борще.
Смех да и только. Выпал первый снег. На улице
какой-то человек, срывая голос, битых два часа от-
читывал нашкодившего пса.
Писатель принимается писать. Давно ль он умуд-
рился променять объем на вакуум, проточный звук
на паузу? Жизнь валится из рук безделкою, бездели-
цею в щель, внезапно перейдя в разряд вещей еще
душемутительных, уже музейных, как-то: баночка
драже с истекшим сроком годности, альбом колони-
альных марок в голубом налете пыли, шелковый шну-
рок...
В романе Достоевского «Игрок» описан странный
случай. Гувернер влюбился не на шутку, но позор
безденежья преследует его. Добро бы лишь его, но
существо небесное, предмет любви — и та наделала
долгов. О, нищета! Спасая положенье, наш герой спер-
ва, как Германн, вчуже за игрой в рулетку наблюдал,
но вот и он выигрывает сдуру миллион. Итак, же-
нитьба? — Дудки! Грозный пыл объемлет бедолагу.
Он забыл про барышню, ему предрешено в испарине
толкаться в казино. Лишения, долги, потом тюрьма.
«Ужели я тогда сошел с ума?» — себя и опечаленных
друзей резонно вопрошает Алексей Иванович. А на
кого пенять?
Давно ль мы умудрились променять простосер-
дечье, женскую любовь на эти пять похабных рифм:
свекровь, кровь, бровь, морковь и вновь! И вновь поэт
включает за полночь настольный свет, по комнате
описывает круг. Тошнехонько, и нужен верный друг.
Таким была бы проза. Дай-то Бог. На весь поселок
брешет кабысдох. Поэт глядит в холодное окно. Гар-
мония, как это ни смешно, вот цель его, точнее,
идеал. Что выиграл он, что он проиграл? Но это разве
в картах и лото есть выигрыш и проигрыш. Ни то
изящные материи, ни се. Скорее, розыгрыш. И это
все? Еще не все. Ценить свою беду, найти вверху
любимую звезду, испарину труда стереть со лба и
сообщить кому-то: «Не судьба».
********

Тимур Кибиров

********
Чайник кипит. Телик гудит.

Так незаметно и жизнь пролетит.

Жизнь пролетит, и приблизится то,

что атеист называет Ничто,

что Баратынский не хочет назвать

дочерью тьмы, ибо кто ж тогда мать?

Выкипит чайник. Окислится медь.

Дымом взовьется бетонная твердь.

Дымом развеются стол и кровать,

эти обои и эта тетрадь.

Так что покуда чаевничай, друг.

Время подумать, да все недосуг.

Время подумать уже о душе,

а о другом поздновато уже.

Думать. Лежать в темноте. Вспоминать.

Только не врать. Если б только не врать!

Вспомнить, как пахла в серванте халва

и подобрать для серванта слова.

Вспомнить, как дедушка голову брил.

Он на ремне свою бритву точил.

С этим ремнем по общаге ночной

шел я, шатаясь. И вспомнить какой

цвет, и какая фактура, и как

солнце, садясь, освещало чердак.

Чайник кипел. Примус гудел.

Толик Шмелев мастерил самострел.
*******

Алексей Сопровский

*******

Записки из мертвого дома,
Где все до смешного знакомо,
Вот только смеяться грешно —
Из дома, где взрослые дети
Едва ли уже не столетье,
Как вены, вскрывают окно.

По-прежнему столпотвореньем
Заверчена с тем же терпеньем
Москва, громоздясь над страной.
В провинции вечером длинным
По-прежнему катится ливнем
Заливистый, полублатной.

Не зря меня стуком колесным —
Манящим, назойливым, косным —
Легко до смешного увлечь.
Милее домашние стены,
Когда под рукой — перемены,
И вчуже — отчетливей речь.

Небось нам и родина снится,
Когда за окном — заграница,
И слезы струятся в тетрадь.
И пусть себе снится хвороба.
Люби ее, милый, до гроба:
На воле — вольней выбирать...

А мне из-под спуда и гнета
Все снится — лишь рев самолета,
Пространства земное родство.
И это, поверь, лицедейство —
Что будто бы некуда деться,
Сбежать от себя самого.

Да сам то я кто? И на что нам
Концерты для лая со шмоном —
Наследникам воли земной?
До самой моей сердцевины
Сквозных акведуков руины,
И вересковые равнины,
И — родина, Боже Ты Мой...
******
El-Universo-1982
tamayo-01
original
  • Current Music
    стиха

СССР Тайшоу Чжуань (via Yellow Sky)

Как известно, наша вселенная находится в чайнике некоего Люй Дун-Биня, продающего всякую мелочь на базаре в Чаньани. Но вот что интересно: Чаньани уже несколько столетий как нет, Люй Дун-Бинь уже давно не сидит на тамошнем базаре, и его чайник давным-давно переплавлен или сплющился в лепешку под землей. Этому странному несоответствию — тому, что вселенная еще существует, а ее вместилище уже погибло — можно, на мой взгляд, предложить только одно разумное объяснение: еще когда Люй Дун-Бинь дремал за своим прилавком на базаре, в его чайнике шли раскопки развалин бывшей Чаньани, зарастала травой его собственная могила, люди запускали в космос ракеты, выигрывали и проигрывали войны, строили телескопы и танкостроительные…
Стоп. Отсюда и начнем.

Многие рыси любят и ценят творчество Виктора Пелевина, думаю, что многие читали его замечательный рассказ «СССР Тайшоу Чжуань. Китайская сказка», начало которого я выбрал эпиграфом этого сообщения. Кто не читал — милости просим, на официальном сайте Пелевина он есть. Но что означает его название? Можете провести своё расследование, а можете зайти в сообщение и прочитать, что выяснил я.


Сначала я просто хотел узнать, как переводится «Тайшоу Чжуань», но, учитывая отсутствие ударений в этих словах, принимая во внимание огромное количество омонимов в китайском, то эта задача мне казалась практически неразрешимой. Пришлось прибегнуть к помощи одной знакомой по имени Карен, профессора в Национальном Университете Тайваня, только благодаря ей я узнал то, что сейчас расскажу вам.

В IX веке жил в Китае писатель Ли Гунцзо, широко известный четырьмя дошедшими до нас новеллами, а особенно новеллой «Правитель Нанькэ», на китайском 南柯太守傳 — Нáнькē Tàйшǒу Чжуàн — Нанькийского губернатора/правителя история. Так вот, рассказ Пелевина является одной большой аллюзией на новеллу Ли Гунцзо, в этом контексте рассказ Пелевина получается ещё более интересным и глубоким, а название рассказа «СССР Тайшоу Чжуань», соответственно, значит «История правителя СССР». Новелла «Правитель Нанькэ» сама по себе интересная, её можно почитать в русском переводе, а кто спешит, можно прочитать краткий пересказ.

Самое главное, что в рунете совершенно нету этой информации, даже при теперешней популярности Пелевина (я, по крайней мере, не нашёл), и Пелевин название этого рассказа никак не комментировал, так что кого угодно можете порадовать этими сведениями.
http://1ynx.ru/post/3212#

Стихи

bfweZfGq4LI
Вчера И.А. исполнилось 78 лет. Да, исполнилось. Поэзия вечна и поэты тоже.
Стихотворение 1986 года "Представление" и статья Томаса Кэмпбелла "Трудности перевода стихотворения Иосифа Бродского "Представление"с русского на английский".

Михаилу Николаеву

Председатель Совнаркома, Наркомпроса, Мининдела!
Эта местность мне знакома, как окраина Китая!
Эта личность мне знакома! Знак допроса вместо
тела.
Многоточие шинели. Вместо мозга - запятая.
Вместо горла - темный вечер. Вместо буркал - знак
деленья.
Вот и вышел человечек, представитель населенья.
Вот и вышел гражданин,
достающий из штанин.

"А почем та радиола?"
"Кто такой Савонарола?"
"Вероятно, сокращенье".
"Где сортир, прошу прощенья?"

Входит Пушкин в летном шлеме, в тонких пальцах -
папироса.
В чистом поле мчится скорый с одиноким пассажиром.
И нарезанные косо, как полтавская, колеса
с выковыренным под Гдовом пальцем стрелочника
жиром
оживляют скатерть снега, полустанки и развилки
обдавая содержимым опрокинутой бутылки.
Прячась в логово свое
волки воют "E-мое".

"Жизнь - она как лотерея".
"Вышла замуж за еврея".
"Довели страну до ручки".
"Дай червонец до получки".

Входит Гоголь в бескозырке, рядом с ним -
меццо-сопрано.
В продуктовом - кот наплакал; бродят крысы,
бакалея.
Пряча твердый рог в каракуль, некто в брюках
из барана
превращается в тирана на трибуне мавзолея.
Говорят лихие люди, что внутри, разочарован
под конец, как фиш на блюде, труп лежит
нафарширован.
Хорошо, утратив речь,
Встать с винтовкой гроб стеречь.

"Не смотри в глаза мне, дева:
все равно пойдешь налево".
"У попа была собака".
"Оба умерли от рака".

Входит Лев Толстой в пижаме, всюду - Ясная
Поляна.
(Бродят парубки с ножами, пахнет шипром
с комсомолом.)
Он - предшественник Тарзана: самописка -
как лиана,
взад-вперед летают ядра над французским
частоколом.
Се - великий сын России, хоть и правящего класса!
Муж, чьи правнуки босые тоже редко видят мясо.
Чудо-юдо: нежный граф
Превратился в книжный шкаф!

"Приучил ее к минету".
"Что за шум, а драки нету?"
"Крыл последними словами".
"Кто последний? Я за вами".

Входит пара Александров под конвоем Николаши.
Говорят "Какая лажа" или "Сладкое повидло".
По Европе бродят нары в тщетных поисках параши,
натыкаясь повсеместно на застенчивое быдло.
Размышляя о причале, по волнам плывет "Аврора",
чтобы выпалить в начале непрерывного террора.
Ой ты, участь корабля:
скажешь "пли!" - ответят "бля!"

"Сочетался с нею браком".
"Все равно поставлю раком".
"Эх, Цусима-Хиросима!
Жить совсем невыносимо".

Входят Герцен с Огаревым, воробьи щебечут
в рощах.
Что звучит в момент обхвата как наречие чужбины.
Лучший вид на этот город - если сесть
в бомбардировщик.
Глянь - набрякшие, как вата из нескромныя
ложбины,
размножаясь без резона, тучи льнут к архитектуре.
Кремль маячит, точно зона; говорят, в миниатюре.
Ветер свищет. Выпь кричит.
Дятел ворону стучит.

"Говорят, открылся Пленум".
"Врезал ей меж глаз поленом".
"Над арабской мирной хатой
гордо реет жид пархатый".

Входит Сталин с Джугашвили, между ними вышла
ссора.
Быстро целятся друг в друга, нажимают на собачку,
и дымящаяся трубка... Так, по мысли режиссера,
и погиб Отец Народов, в день выкуривавший пачку.
И стоят хребты Кавказа как в почетном карауле.
Из коричневого глаза бьет ключом Напареули.
Друг-кунак вонзает клык
в недоеденный шашлык.

"Ты смотрел Дерсу Узала?"
"Я тебе не все сказала".
"Раз чучмек, то верит в Будду".
"Сукой будешь?" "Сукой буду".

Входит с криком Заграница, с запрещенным
полушарьем
и с торчащим из кармана горизонтом, что опошлен.
Обзывает Ермолая Фредериком или Шарлем,
Придирается к закону, кипятится из-за пошлин,
восклицая: "Как живете!" И смущают глянцем плоти
Рафаэль с Буанаротти - ни черта на обороте.
Пролетарии всех стран
Маршируют в ресторан.

"В этих шкарах ты как янки".
"Я сломал ее по пьянке".
"Был всю жизнь простым рабочим".
"Между прочим, все мы дрочим".

Входят Мысли О Грядущем, в гимнастерках
цвета хаки.
Вносят атомную бомбу с баллистическим снарядом.
Они пляшут и танцуют: "Мы вояки-забияки!
Русский с немцем лягут рядом; например,
под Сталинградом".
И, как вдовые Матрены, глухо воют циклотроны.
В Министерстве Обороны громко каркают вороны.
Входишь в спальню - вот те на:
на подушке - ордена.

"Где яйцо, там - сковородка".
"Говорят, что скоро водка
снова будет по рублю".
"Мам, я папу не люблю".

Входит некто православный, говорит: "Теперь я -
главный.
У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.
Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной.
Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю.
Хуже порчи и лишая - мыслей западных зараза.
Пой, гармошка, заглушая саксофон - исчадье
джаза".
И лобзают образа
с плачем жертвы обреза...

"Мне - бифштекс по-режиссерски".
"Бурлаки в Североморске
тянут крейсер бечевой,
исхудав от лучевой".

Входят Мысли О Минувшем, все одеты как попало,
с предпочтеньем к чернобурым. На классической
латыни
и вполголоса по-русски произносят: "Все пропало,
а) фокстрот под абажуром, черно-белые святыни;
б) икра, севрюга, жито; в) красавицыны бели.
Но - не хватит алфавита. И младенец в колыбели,
слыша "баюшки-баю",
отвечает: "мать твою!"".

"Влез рукой в шахну, знакомясь".
"Подмахну - и в Сочи". "Помесь
лейкоцита с антрацитом
называется Коцитом".

Входят строем пионеры, кто - с моделью из фанеры,
кто - с написанным вручную содержательным
доносом.
С того света, как химеры, палачи-пенсионеры
одобрительно кивают им, задорным и курносым,
что врубают "Русский бальный" и вбегают в избу
к тяте
выгнать тятю из двуспальной, где их сделали,
кровати.
Что попишешь? Молодежь.
Не задушишь, не убьешь.

"Харкнул в суп, чтоб скрыть досаду".
"Я с ним рядом срать не сяду".
"А моя, как та мадонна,
не желает без гондона".

Входит Лебедь с Отраженьем в круглом зеркале,
в котором
взвод берез идет вприсядку, первой скрипке корча
рожи.
Пылкий мэтр с воображеньем, распаленным
гренадером,
только робкого десятку, рвет когтями бархат ложи.
Дождь идет. Собака лает. Свесясь с печки, дрянь косая
с голым задом донимает инвалида, гвоздь кусая:
"Инвалид, а инвалид.
У меня внутри болит".

"Ляжем в гроб, хоть час не пробил!"
"Это - сука или кобель?"
"Склока следствия с причиной
прекращается с кончиной".

Входит Мусор с криком: "Хватит!" Прокурор скулу
квадратит.
Дверь в пещеру гражданина не нуждается в "сезаме".
То ли правнук, то ли прадед в рудных недрах тачку
катит,
обливаясь щедрым недрам в масть кристальными
слезами.
И за смертною чертою, лунным блеском залитою,
челюсть с фиксой золотою блещет вечной мерзлотою.
Знать, надолго хватит жил
тех, кто головы сложил.

"Хата есть, да лень тащиться".
"Я не блядь, а крановщица".
"Жизнь возникла как привычка
раньше куры и яичка".

Мы заполнили всю сцену! Остается влезть на стену!
Взвиться соколом под купол! Сократиться
в аскарида!
Либо всем, включая кукол, языком взбивая пену,
хором вдруг совокупиться, чтобы вывести гибрида.
Бо, пространство экономя, как отлиться в форму
массе,
кроме кладбища и кроме черной очереди к кассе?
Эх, даешь простор степной
без реакции цепной!

"Дайте срок без приговора!"
"Кто кричит: "Держите вора!"? "
"Рисовала член в тетради".
"Отпустите, Христа ради".

Входит Вечер в Настоящем, дом у чорта на куличках.
Скатерть спорит с занавеской в смысле внешнего
убранства.
Исключив сердцебиенье - этот лепет я в кавычках -
ощущенье, будто вычтен Лобачевский
из пространства.
Ропот листьев цвета денег, комариный ровный зуммер.
Глаз не в силах увеличить шесть-на-девять тех,
кто умер,
кто пророс густой травой.
Впрочем, это не впервой.

"От любви бывают дети.
Ты теперь один на свете.
Помнишь песню, что, бывало,
я в потемках напевала?

Это - кошка, это - мышка.
Это - лагерь, это - вышка.
Это - время тихой сапой
убивает маму с папой". (с)

http://www.vavilon.ru/metatext/mj53/campbell2.html
  • Current Music
    строф